Американские войны после второй мировой

Политика США в начале Второй мировой войны

1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, 3 сентября 1939 года, спустя два дня после нападения немецких войск на Польшу, Англия и Франция объявили Германии войну, а 10 сентября их примеру последовала Канада. И разногласия между политическими партиями и группировками США по внутренним проблемам уступили место более серьезным противоречиям по вопросам государственной внешней политики в условиях разраставшегося мирового конфликта

В политическом и деловом мире США сохраняли заметное влияние круги, делавшие ставку на расширение войны на Европейском континенте и на Дальнем Востоке в надежде на взаимное ослабление основных империалистических конкурентов. Изоляционисты говорили, что в послевоенном мире Америке не составит труда продиктовать свои условия разоренному войной миру. Но это будет только в том случае, если они воздержаться в течении некоторого времени от вступления в войну. А сделать этот шаг нужно будет именно тогда, когда враждующие стороны будут полностью истощены и когда ситуация будет полностью отвечать интересам страны. И эти люди считали, что рано или поздно вся агрессия направится против СССР.

Либеральная часть американской буржуазии, в своей оценке международной ситуации также исходила из необходимости создания выгодных условий на мировой арене с целью утверждения США в роли мирового лидера в послевоенном времени. Именно эту точку зрения поддерживал президент Рузвельт и его ближайшее окружение. Но при этом либералы считали, что наилучшим путем достижения этой цели является активная вешняя политика, предусматривающая приобретения союзников и занятии стратегически выгодных позиций в мире, которые смогут оказать влияние в нужный момент на исход войны. Стремясь приобрести надежных союзников, американский президент выступил с инициативой оказания помощи вооружения странам, в первую очередь Англии и Франции, борющимися с фашистами в Европе. 30 июня 1939 года изоляционистам удалось одержать победу над сторонниками Рузвельта в конгрессе, где незначительным большинством голосов они добились сохранения эмбарго на вывоз оружия в любые воюющие страны, в том числе в Англию и во Францию. Советско – германский пакт о ненападении, заключенный 23 августа 1939 г., был расценен в США как свидетельство дальнейшего осложнения международной обстановки. 21 сентября 1939 года Рузвельт обратился к чрезвычайной сессии конгресса с посланием, в котором подтверждал нейтралитет Соединенных Штатов Америки, но в то же время просил конгресс снять запрет с продажи и экспорта и экспорта оружия дружественным воюющим державам. При этом о подчеркнул, что все закупки должны быть оплачены наличными и весь груз должен быть перевезен на судах покупателя.4 ноября конгресс одобрил предложение президента и утвердил Закон о нейтралитете, инкорпорировавши предложение президента.

Историк Дэниел Макинерни считает, что на самом деле Соединенные Штаты никогда не придерживались всецело «изоляционистской» позиции в международных делах. Нация последовательно и активно проводила собственную международную политику, бдительно охраняя свободу действий и не связывая себя никакими обязательствами в отношении других стран. Не обладая достаточной военной мощью, она не спешила вступать в сомнительные споры по поводу мирового господства и предпочитала руководствоваться тем, что ее лидеры расценивали как высокие моральные принципы.

У президента Рузвельта не было ни политической поддержки, ни сильной армии, ни законных оснований для того, чтобы продемонстрировать нечто большее, чем формальное осуждение гитлеровской агрессии. Его личные убеждения уходили корнями в вильсоновский интернационализм, однако чувство ответственности перед миром отступало там, где речь шла о восстановлении родной страны после жестокой депрессии. Кроме того, Рузвельту приходилось считаться с мнением избирателей, а те ни в коей мере не желали видеть Америку втянутой в новую войну. Оборонная система Соединенных Штатов оставляла желать лучшего, а принятые Конгрессом законы о нейтралитете мешали президенту отличить жертву от агрессора. Сам Рузвельт разделял взгляды Невилла Чемберлена, который осенью 1938 года провозгласил политику умиротворения единственным путем достижения «мира в наше время». Однако, подобно своим коллегам в Британии и Франции, Рузвельт был озабочен вооруженной экспансией гитлеровской коалиции, которая несла угрозу американской безопасности. Он не мог предвидеть, куда приведет эта агрессия. Президент попытался донести свою тревогу до конгрессменов и широкой публики, но никто не пожелал его слушать.

Во внешней политике США периода 1939–1941 годов обращают на себя внимание несколько ключевых моментов. Далеко не все американцы «буквально» понимали принципы нейтралитета. Правильнее сказать, что лишь немногие из них верили, будто страна сможет сохранять абсолютную беспристрастность и оставаться в стороне от международных событий. Большинство же придерживались достаточно «широких» взглядов в данном вопросе.

Но Уинстон Черчилль полон решимости оказать гитлеровской Германии достойное сопротивление. Он обращается к президенту США с просьбой предоставить Британии военную помощь – в частности, 50 старых эсминцев, амуницию, несколько сотен самолетов, сталь.

Рузвельт выполняет просьбу своего британского коллеги, и вскоре через Атлантический океан в Британию направились транспорты. Американская помощь включала в себя, в частности, полсотни старых эсминцев, несколько сотен самолетов, амуницию. В обмен на это США получили возможность аренды в британских владениях восьми военных баз сроком на 99 лет.

Америка была абсолютно не готова к участию в столь масштабных боевых действиях как Вторая мировая война; в частности, ввиду низкого уровня боеготовности армии вкупе с ослабленной Великой депрессией экономикой. Состояние армии США было достаточно плачевным - устаревшее вооружение времен Первой мировой, низкий уровень выплачиваемого военным жалования, низкий уровень грамотности среди призывников и, конечно, малая численность - к моменту начала войны в сентябре 1939 года американская армия насчитывала 174 тысячи человек.

До нападения Гитлера на Польшу хозяйство США еще не оправилось от кризиса 1937-1938 гг. За первые четыре года второй мировой войны (с осени 1939 г. до осени 1943 г.) промышленное производство США беспрерывно увеличивалось и выросло за это время почти в 2,5 раза, такой громадный рост производства был вызван исключительно войной, военными заказами. Развитию военного производства США способствовали многие благоприятные факторы, связанные с тем, что война велась далеко за пределами Североамериканского континента, а накануне ее страна располагала самой мощной в мире промышленной базой. Колоссальный рост промышленной продукции за такой короткий период вызвал существенные изменения в экономике страны, что имело свои последствия во внутренней политике и в международном положении США.

Большая программа военного производства требовала известных жертв, сокращение потребления, снижения жизненного уровня населения. Военная продукция и предметы гражданского потребления производятся человеческим трудом, имеющим свой предел: если больше труда тратится на военную продукцию, то меньше труда остается для производства предметов гражданского потребления. Даже такая богатая страна, как США, в годы войны была не в силах одновременно производить много пушек и потреблять вдоволь масла.

В конце 40-го англичане снова обращаются за предоставлением военной помощи к США. 19 декабря страны подписывают контракты на поставку военной техники и снаряжения на 750 миллионов долларов, свыше 12 тысяч самолетов.

9 августа 1941 г. к берегам Ньюфаундленда подошел новейший английский линкор “Принц Уэльский”. На борту линкора находились Черчилль и сопровождавшие его высшие чины Великобритании. В этот же день туда прибыл на американском крейсере “Аугуста” Рузвельт в сопровождении группы военных и дипломатических деятелей США.

Переговоры между Черчиллем и Рузвельтом на борту английского линкора и американского крейсера продолжались три дня. Большое место в этих переговорах занимал вопрос об общих действиях на Дальнем Востоке, а также о военной помощи Англии и СССР.

Во время встречи американский президент высказал желание опубликовать документ, содержащий общие принципы, которыми руководствуются США и Великобритания во время войны. В ходе выработки документа между Рузвельтом и Черчиллем выявились существенные разногласия. Президент США, который потом с таким энтузиазмом стал поддерживать идею создания ООН, не соглашался включать в документ упоминание о намерении создать после войны международную организацию для поддержания мира: печальный опыт Лиги наций создал прочное предубеждение в американском общественном мнении против подобных институтов. После интенсивных и длительных переговоров был достигнут компромисс. Так появилась Атлантическая хартия.

Рузвельт и Черчилль провозгласили “ некоторые общие принципы национальной политики” Англии и США для будущего послевоенного мира.

Англо-Американская Декларация (Атлантическая хартия) (14 августа 1941 года)

Президент Соединенных Штатов Америки Рузвельт и Премьер - министр Черчилль, представляющий Правительство Его Величества в Соединенном Королевстве, после совместного обсуждения сочли целесообразным обнародовать некоторые общие принципы национальной политики их стран - принципы, на которых они основывают свои надежды на лучшее будущее для мира.

1) США и Великобритания не стремятся к территориальным или другим приобретениям.

2) Они не согласятся ни на какие территориальные изменения, не находящиеся в согласии со свободно выраженным желанием заинтересованных народов.

3) Они уважают право всех народов избирать себе форму правления, при которой они хотят жить; они стремятся к восстановлению суверенных прав и самоуправления тех народов, которые были лишены этого насильственным путем.

4) Соблюдая должным образом свои существующие обязательства, они будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны - великие или малые, победители или побежденные - имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран.

5) Они стремятся добиться полного сотрудничества между всеми странами в экономической области с целью обеспечить для всех более высокий уровень жизни, экономическое развитие и социальное обеспечение.

6) После окончательного уничтожения нацистской тирании они надеются на установление мира, который даст возможность всем странам жить в безопасности на своей территории, а также обеспечить такое положение, при котором все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная ни страха, ни нужды

7) Такой мир должен предоставить всем возможность свободно, без всяких препятствий плавать по морям и океанам.

8) Они считают, что все государства мира должны по соображениям реалистического и духовного порядка отказаться от применения силы, поскольку никакой будущий мир не может быть сохранен, если государства, которые угрожают или могут угрожать агрессией за пределами своих границ, будут продолжать пользоваться сухопутными, морскими и воздушными вооружениями. Черчилль и Рузвельт считают, что впредь до установления более широкой и надежной системы всеобщей безопасности такие страны должны быть разоружены. Англия и США будут также помогать и поощрять все другие осуществимые мероприятия, которые облегчают миролюбивым народам избавление от бремени вооружения.

14 августа 1941 г..

Часть принципов Атлантической хартии противоречила политике Сталина и вызвала настороженность в Москве: восстановление суверенитета для наций, лишенных его, например, делегитимизировало территориальные захваты Сталина 1939-1940 годов. Однако Атлантическая хартия уже воспринималась как неотъемлемая идейная основа антифашистской коалиции, и надо было с этим считаться. К тому же Сталин надеялся, что принципы Атлантической хартии не будут трактоваться буквально. Дальнейший процесс взаимодействия в Большой Тройке показал, что он был абсолютно прав.

24 сентября посол И. М. Майский в Лондоне от имени СССР подписал Атлантическую хартию. На сентябрь 1941 г. это был единственный документ, объединяющий СССР, США и Великобританию.

Осенью 1940 года США в качестве ответа мировой нацистской опасности созывает национальную гвардию и проводит призыв в армию гражданского населения – впервые в мирное время. В следующем году Конгресс одобрил еще один призыв – таким образом, к середине 1941-го американская армия насчитывала один миллион триста тысяч человек. В мае 41-го Рузвельт объявляет в стране чрезвычайное положение, вызванное масштабами угрожающей странам всего мира гитлеровской агрессии. Между тем, несколько ранее Гитлер заявил о готовности к объявлению войны США в случае военного конфликта Штатов и Японии.

Несмотря на то, что американские корабли использовались в качестве сопровождения торговых конвоев, направлявшихся в Европу, они старались по возможности избегать столкновений с немецким флотом, дабы избежать втягивания США в войну

Правительство США так и находилось в тени, пока не произошло нападение на Перл-Харбор. Пёрл-Харбор — военно-морская база США в центральной части Тихого океана на о. Оаху, где находились главные силы американского Тихоокеанского флота. Нападением 7 декабря 1941 года на Пёрл-Харбор Япония развязала войну на Тихом океане.

К 7 декабря в Пёрл-Харборе находились 93 корабля и вспомогательных судна. Среди них 8 линейных кораблей, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 подводных лодок, 9 минных загородителей и 10 тральщиков военно-морских сил США. Военно-воздушные силы насчитывали 394 самолета, ПВО обеспечивалась 294 зенитными орудиями. Гарнизон базы насчитывал 42 958 человек.

Замысел этой операции заключался в том, чтобы скрытно подойти и нанести внезапный массированный удар авиационного объединения по американским кораблям, береговым сооружениям и самолетам в Пёрл-Харборе. Одновременно с действиями авиации планировалось использовать три сверхмалые подводные лодки, доставляемые в район боевых действий на подводных лодках — матках. Они получали задачу проникнуть в бухту Пёрл-Харбор в ночь перед ударом авиации и атаковать торпедами линкоры. Для отвлекающего удара двум эсминцам из состава авианосного соединения ставилась задача обстрелять авиабазу на о. Мидуэй.

Корабли в гавани и самолеты на аэродроме стояли скученно, являлись удобной мишенью для атаки. Противовоздушная оборона базы не была готова к отражению ударов. Большинство зенитных орудий не было укомплектовано личным составом, боеприпасы находились под замком

Для атаки Пёрл-Харбора японское командование выделило авианосное соединение под командованием вице-адмирала Тюити Нагумо в составе 23 кораблей и 8 танкеров. Авиационная группа соединения насчитывала в общей сложности 353 самолета. Операцией, которая была тщательно спланирована и подготовлена, руководил командующий объединенным японским флотом адмирал Исороку Ямамото.

Ясное предупреяедение о Пёрл-Харборе американцы получили в последний момент, утром, но указание о необходимости усиления бдительности, посланное по коммерческой линии, дошло до Пёрл-Харбора лишь за 22 минуты до начала нападения японцев, а передано связным только в 10 часов 45 минут, когда все было кончено.

В предрассветной темноте авианосцы вице-адмирала Нагумо достигли точки подъема самолетов и находились в 200 милях от Пёрл-Харбора.

В ночь на 7 декабря 2 японских эсминца обстреляли о. Мидуэй, а у Пёрл-Харбора начали действовать спущенные на воду 5 японских сверхмалых подводных лодок. Две из них были уничтожены американскими патрульными силами.

В 6.00 7 183 самолета первой волны поднялись с авианосцев и направились к цели. Здесь были 49 штурмовиков — бомбардировщиков типа "97", каждый из которых нес 800-килограммовую бронебойную бомбу, 40 штурмовиков-торпедоносцев с подвешенной под фюзеляжем торпедой, 51 пикирующий бомбардировщик типа "99", имевший каждый по 250-килограммовой бомбе. Силы прикрытия состояли из трех групп истребителей, насчитывавших в общей сложности 43 машины.

Самолеты второй волны (170 машин) поднялись с авианосцев в 7 часов 15 минут. Во второй волне было 54 штурмовика-бомбардировщика типа "97", 80 пикирующих бомбардировщиков "99" и 36 истребителей, которые прикрывали действия бомбардировщиков. Второй удар японских самолетов встретил более сильное сопротивление американцев. Японские самолеты атаковали все крупные корабли и самолеты на аэродроме. В воздухе не было ни одного американского истребителя, а на земле — ни одной орудийной вспышки. В результате японской атаки, длившейся около часа, было потоплено 3 линейных корабля и уничтожено большое число самолетов.

К 8.00 самолеты возвратились на авианосцы. Из всех самолетов, участвовавших в воздушном налете, японцы потеряли 29 (9 истребителей, 15 пикирующих бомбардировщиков и 5 торпедоносцев). Потери в живой силе составили в общей сложности 55 офицеров и рядовых. Кроме того, американцы потопили одну подводную лодку и 5 сверхмалых подводных лодок, действия которых оказались малоэффективными.

В результате удара японской авиадесантной авиации на Пёрл-Харбор стратегическая цель - воспрепятствовать вмешательству Тихоокеанского флота США в японские операции на юге — была в основном достигнута. 4 американских линкора было потоплено, еще 4 сильно повреждены. 10 других военных кораблей были потоплены или выведены из строя; 349 американских самолетов уничтожены или повреждены; среди убитых или раненых американцев — 3581 военный, 103 гражданских.

Победа японцев могла быть еще более значительной. Им не удалось причинить ни малейшего вреда авианосцам противника. Все 4 американских авианосца отсутствовали в Пёрл-Харборе: 3 из них вышли в море, один ремонтировался в Калифорнии. Японцы не сделали попытки уничтожить огромные американские запасы нефти на Гавайях, которые фактически были почти равны всем японским запасам. Японское соединение, за исключением кораблей, вошедших в специально организованное соединение, которое состояло из 2-й дивизии авианосцев, 8-й дивизии крейсеров и 2-х эскадренных миноносцев, направилось во внутреннее Японское море. 23 декабря оно прибыло на якорную стоянку у о. Хасира.

Таким образом, к 10 часам утра 7 декабря американский флот на Тихом океане фактически перестал существовать. Если к началу войны соотношение боевой мощи американского и японского флотов было равно 10:7,5. То теперь соотношение в крупных кораблях изменилось в пользу японских военно-морских сил. Японцы в первый же день военных действий завоевали господство на море и получили возможность проводить широкие наступательные операции на Филиппинах, в Малайе и в Голландской Индии.

Однако для американского правительства нападение японцев на Пёрл-Харбор было не столь уж неожиданным. Американцы расшифровали японские коды и в течение нескольких месяцев читали все японские сообщения. Предупреждение о неизбежности войны было послано вовремя — 27 ноября 1941 года. Но Ясное предупреждение о Пёрл-Харборе американцы получили в последний момент, утром 7 декабря, но указание о необходимости усиления бдительности, посланное по коммерческой линии, дошло до Пёрл-Харбора лишь за 22 минуты до начала нападения японцев, а передано связным только в 10 часов 45 минут, когда все было кончено.

Так же существует другая точка зрения, о том что неожиданная весть из Пёрл-Харбора нарушила мирную жизнь Вашингтона. Там не предвидели такого развития событий. Долгие годы руководители США строили свои расчеты на военном столкновении Японии с СССР, полагали возможным и японское нападение на британские владения, даже ожидали этого.

В сентябре 1940 г. Япония захватила северную часть Французского Индокитая. Направление японской агрессии в сторону южных морей обеспокоило Вашингтон и Лондон. США ответили наложением 26 сентября 1940 г. эмбарго на вывоз в Японию некоторых видов стратегического сырья, в первую очередь железа и металлического лома. Затем последовало постепенное лицензирование американского и английского экспорта в Японию. Представители высшего командования армии и флота были убеждены, что тихоокеанская война неминуемо разразится и это может произойти в декабре. Но они не допускали и разразится и это может произойти в декабре. Они не могли даже представить, что Япония осмелится нанести первый удар. Президент Америки не раз доверительно говорил Гопкинсу, что японцы постараются избежать вооруженного конфликта с США, воздержатся от прямого нападения на Филиппины и тем более на Гавайи. Их целью станут британские, французские и голландские колониальные владения в Юго-Восточной Азии. В благоприятный момент они предпочтут нападение на Россию.

Между тем, как уже отмечалось, острота американо-японского антагонизма достигла предела. Претензии Японии на монопольное господство не только в Китае, но и во всей Юго-Восточной Азии серьезно ущемляли империалистические интересы США. После Первой мировой войны Тихий океан стал ареной противоречий двух сильных морских государств — США и Японии. Соединённые Штаты, стремительно выдвигавшиеся на позиции ведущей мировой державы, стремились установить контроль над этим стратегически важным регионом. К той же цели стремилась Япония, испытывавшая серьёзные трудности в обеспечении стратегическими материалами и считавшая себя обделённой колониями в Юго-Восточной Азии. Противоречия неизбежно должны были вылиться в военное столкновение, однако этому мешали изоляционистские и антивоенные настроения, господствовавшие в американском общественном мнении. Соединенные Штаты пытались поддерживать отношения с Японией так, чтобы не оказаться в войне с ней, но толкнуть японских милитаристов на Советский Союз. 24 июля Япония захватила южный Индо-Китай.

Американское правительство требовало от Японии вывода всех войск из Китая и Индокитая, признания только чун-цинского правительства Чан Кайши, заключения многостороннего пакта о ненападении с США, Англией, Китаем, Голландской Индией и СССР. Только после этого американо-японские экономические отношения будут восстановлены. Иными словами, Соединенные Штаты настаивали, чтобы Япония по собственной воле отказалась от всех захватов, сделанных за десятилетие. Правительство Рузвельта прямыми угрозами поддержало доктрину «открытых дверей». Вопрос о поставках нефти в Японию имел решающее значение для агрессора: полное прекращение их ставило японское правительство перед дилеммой — либо немедленно начать войну, либо вообще отказаться от нее. Длительные дипломатические переговоры между Вашингтоном и Токио не давали результатов. Под их прикрытием велась форсированная подготовка обеих сторон к войне. Причем США хотели вступить в нее как можно позже, там и тогда, где наступит наиболее благоприятный для них стратегический момент. Они стремились выиграть время для создания более сильной армии, флота и авиации. Но в Токио приняли решение взять инициативу в свои руки и нанести внезапный сокрушительный удар по Тихоокеанскому флоту США, вывеси его из строя.

Таким образом, нападение американскую военную базу послужило катализатором действий правительства США. Из выше сказанного видно, что Америка не хотела вступать в войну. Политические деятели просто стремились занимать нейтральную позицию, и не вмешиваться в конфликты между странами. Но при этом Соединенные Штаты Америки проводили активную политику в экономическом смысле. Они перестроили свою экономику на военные рельсы. И осуществляли различного рода военных поставок таки странам как Англия, СССР и другие. Так после столь страшного инцидента, как Пёрл-харбор, США активизировало свои действия.



американские войны после второй мировой:Политика США в начале Второй мировой войны 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, 3 сентября 1939 года, спустя два дня после нападения немецких войск на Польшу, Англия и Франция

Американская литература после Второй мировой войны

Вторая мировая дала новое направление литературному развитию в США. "Все, что не связано с войной, должно быть отложено", — главный неписаный закон военной поры.

Кроме того, война резко снизила продуктивность всех авторов. Как заметил У. Фолкнер, "в войну плохо пишется". Многие писатели были на фронте — военными корреспондентами (как Э. Хемингуэй) или в действующей армии (как Дж. Чивер, С. Беллоу, Н. Мейлер, К. Воннегут), и у них, естественно, не оставалось времени для художественного творчества. Главное, однако, что и им, и оставшимся в Америке, требовалось сначала осмыслить этот вновь изменившийся мир и место, которое занимал в нем человек. Геноцид и возможность тотального ядерного уничтожения затронули не только европейских евреев и японцев, но и всех людей по обе стороны Земного шара, уничтожили последние остатки национальной американской наивности и "невинности".

Конец предыдущего периода развития литературы США был наглядно подчеркнут смертью нескольких крупнейших писателей 20—30-х годов: в 1940 не стало Скотта Фитцджеральда и Натаниэля Уэста, в 1941 ушел из жизни Ш. Андерсон, а в 1946 — Г. Стайн. Эра модернизма прошла, хотя еще продолжали творить ее крупнейшие представители — Э. Хемингуэй и У. Фолкнер.

С окончанием войны в национальную словесность пришло новое поколение молодых литераторов с честными реалистическими произведениями об их трагическом опыте. Писатели, первыми давшие отражение Второй мировой войны в американской прозе, это Дж. Херси ("Хиросима", 1946), Н. Мейлер ("Нагие и мертвые", 1948), И. Шоу ("Молодые львы", 1948), Г. Вук ("Заговор на Кейне", 1951), Дж. Джонс ("Отсюда и в вечность", 1951) и другие "военные романисты", как определила их критика. М. Каули сетовал тогда, что, в отличие от Первой мировой, которая породила яркий литературный эксперимент, Вторая вызвала к жизни лишь самый традиционный реализм. Очень скоро, однако, выяснилось, что Каули был несколько поспешен в своих суждениях.

После Второй мировой в центре внимания нации оказалась еврейско-американская литература. Ее авторы заговорили как бы от имени нескольких миллионов европейских евреев — жертв геноцида, перед которыми они были в ответе по долгу кровной сопричастности. Им еще предстояло осмыслить этот чудовищный исторический опыт. Показательно, что наиболее впечатляющие произведения о геноциде вышли лишь в 1970-е: "Шоша" Зингера, "Царь Иудейский" Эпштейна, "Планета мистера Самлера" Беллоу. Пока же требовалось по-новому осмыслить оказавшийся уникальным опыт американского еврейства.

С середины 40-х начинается невероятный расцвет еврейско-американской литературы — поэзии, драматургии и, в особенности, прозы. Именно в это время фактом литературы США становится творчество И.Б. Зингера, начинают публиковаться родившиеся в Первую мировую С. Беллоу, А. Миллер, а чуть позже Б. Маламуд и писатели следующей генерации (20—30-х годов рождения): Филипп Рот, Норман Мейлер, Герберт Голд, Джозеф Хеллер, Эдгар Лоренс Доктороу, Грейс Пейли, Лесли Эпштейн и многие другие. В большинстве это писатели-постмодернисты.

Послевоенную еврейско-американскую литературу отличает от прежней особое чувство истории, обостренное трагическим опытом еврейства. С чувством исторической нестабильности связано и стремление послевоенной генерации еврейско-американских писателей не только к религиозному, политическому или этническому самоопределению, но, прежде всего, к самоопределению экзистенциальному: "Что значит — быть человеком?"

Не удивительно, что самые яркие в литературе США и при этом очень разнообразные произведения о Второй мировой войне — времени, предельно девальвировавшем человеческую личность, были созданы еврейско-американскими писателями. Так, роман Нормана Мейлера "Нагие и мертвые" (1948) ошеломил читателей пронзительной достоверностью непосредственного военного свидетельства. "Поправка-22" (1961) Джозефа Хеллера представила войну и быт "героической" американской армии полнейшим абсурдом, возбудив гомерический смех и горькие сомнения в разумности миропорядка в целом.

Повесть же Исаака Башевиса Зингера (1904—1991) "Шоша" (1978), потрясшее Америку художественное осмысление катастрофического безумия геноцида, явилась вместе с тем и книгой о трагедии современного человека вообще, тайна бытия которого темна для него самого, ибо путь спасения, который он ищет, он ищет, в сущности, вслепую. Единственный ответ бессмыслице исторической катастрофы автор усматривает в фатальной верности человека своему человеческому предназначению. Эта верность воплощена Зингером в образе блаженной "дурочки" Шоши.

50—70-е годы были годами не просто расцвета, а безусловного доминирования еврейско-американской традиции в литературе США, так как именно эта традиция в наиболее полном и впечатляющем виде выразила духовные конфликты времени. А получилось так потому, что она воспринимала американскую действительность и историю, сам ускоренный темп жизни молодого энергичного государства чуть "остраненно". Это был взгляд людей, генетически связанных с иной, противоположной по духу и очень древней еврейской культурой, а в ряде случаев (Зингер, Беллоу, Маламуд) — родственно связанных также с философской и художественной мыслью дореволюционной России. "Остраненность" же, с одной стороны, делала мир их произведений красочным и необычным, иногда гротескным, с другой стороны, она многократно усиливала свойственное литературе США середины века чувство неприкаянности, отчуждения, придавала ему универсальный смысл.

Читайте также другие статьи раздела "Литература XX века. Традиции и эксперимент":

Реализм. Модернизм. Постмодернизм

Мир человека после Первой мировой войны. Модернизм

Человек и общество второй половины столетия

Все материалы, опубликованные на сайте в любом виде, являются объектами авторского и имущественного права.

Никакие материалы этого сайта не являются публичной офертой.